Нынешнее поколение, наверное, никогда не поймет, почему \"политические\" анекдоты можно было рассказывать только шепотом и лишь самым близким. Почему ночной звонок в дверь почти смертный приговор icon

Нынешнее поколение, наверное, никогда не поймет, почему "политические" анекдоты можно было рассказывать только шепотом и лишь самым близким. Почему ночной звонок в дверь почти смертный приговор




НазваниеНынешнее поколение, наверное, никогда не поймет, почему "политические" анекдоты можно было рассказывать только шепотом и лишь самым близким. Почему ночной звонок в дверь почти смертный приговор
Дата конвертации11.05.2015
Размер63.9 Kb.
ТипДокументы
источник

26-я точка

Нынешнее поколение, наверное, никогда не поймет, почему "политические" анекдоты можно было рассказывать только шепотом и лишь самым близким. Почему ночной звонок в дверь - почти смертный приговор. Почему "врагами народа" были целые нации. 31 мая - День памяти жертв политических репрессий для них - это слезы и боль…

В далеком теперь уже 1931 году вблизи Акмолинска в бескрайней степи появилось поселение под номером двадцать шесть. Через год туда прибыли спецпереселенцы из Белоруссии, Крыма, Украины, Молдавии. В 1937 году поселок № 26 был преобразован в исполнительно-трудовой лагерь Р-17 - отделение Карлага НКВД СССР. Туда направлялись узницы Акмолинского лагеря жен изменников Родины. Вся их "вина" была в том, что они не предали, не оклеветали, не отказались от своих мужей.

Сегодня на месте АЛЖИРа находится поселок Малиновка, где лишь аллея деревьев, посаженная заключенными на месте лагеря Р-17, напоминает о невыплаканных слезах "жен изменников Родины".

… В десять лет Тамара Яковлевна Ильина впервые услышала словосочетание "враг народа". Тогда их семья жила в городе Сумы, куда отца Якова Давыдовича Шайкевича на два года командировали техническим директором компрессорного завода "Красный Октябрь". Маленькая Тамара жила с мамой в Харькове, а на праздники и в летние каникулы они приезжали к отцу.

- В Сумах у папы были друзья, - вспоминает Тамара Ильина. - В их числе и одна интеллигентная бездетная пара. Придя к ним в гости, я залюбовалась маленькой чашкой, украшавшей горку. Каковы же были мое удивление и радость, когда эта чашечка была мне тут же подарена. В очередной мой приезд я услышала, что хозяин дома оказался "врагом народа" и его арестовали. Понять это было трудно. Народ - это я и люди, меня окружающие. И вдруг хороший и добрый дядя, щедро одаривший меня, стал моим и всего народа "врагом"?

Потом оказалось, что "врагов народа" множество. Но все это было где-то там, у других. А жизнь семьи Шайкевич шла своим чередом. Якова Давыдовича перевели на работу в Москву в Главхиммаш, и вскоре вся семья переехала туда.

- Мы жили на шестом этаже, - рассказывает Тамара Яковлевна. - У нас был общий, разделенный металлической решеткой, балкон с семьей Альбовых, соседями из другого подъезда. У них был сын Шура, старше меня на несколько лет. В школе его избрали председателем учкома. Кроме всего, он был хорош собой, в него влюблялись многие девочки. Мне же льстило, что я не только живу рядом, но и дружу с таким мальчиком. Чтобы не переходить из подъезда в подъезд, мы перебирались друг к другу через решетку балкона. Шурина мама в тот период не работала. До начала занятий в школе она иногда нам что-нибудь читала. Мы уютно располагались на диване и с удовольствием слушали ее. Некрасовских "Декабристок" я впервые услышала и запомнила с ее голоса. Сам Альбов, как почти и все мужчины нашего дома, появлялся в семье поздно вечером или под утро и лишь иногда проводил вместе с семьей выходные.

Наступил декабрь 1937 года. Начало конца. Перелом судьбы.

- Морозным утром я собиралась в школу, - продолжает Тамара Ильина. - Неожиданно раздался стук в балконную дверь. Няня первая подошла и открыла ее. Сквозь морозный мар я увидела Шуру Альбова с пачкой книг: "Ночью арестовали отца. Был обыск. Комнаты опечатаны. Твои книги я сохранил. Возьми их". Я замерла у открытой двери с книгами в руках. Несчастье постучалось рядом. Это уже были не абстрактные "враги", а близкие, хорошо знакомые мне люди.

Яков Давыдович Шайкевич в это время был в длительной командировке в Кемерово. Новый 1938 год Тамара встретила без отца.

- В конце января вернулся отец, - вспоминает Тамара Яковлевна. - Он был здоров, но чем-то подавлен. Из разговоров поняла, что во время папиного отсутствия "посадили" его друга и начальника Оскара Болдвина, с которым папа работал еще в Харькове.

Прошла пара дней, и ночью раздался громкий, настойчивый звонок в дверь. Меня разбудила няня, мы спали с ней в одной комнате. В квартиру вошли трое в штатском и понятые. Они расположились в родительской спальне, которая была одновременно и папиным кабинетом. Одевшись наскоро, я заглянула туда. Все сидели за письменным столом и разбирали его содержимое. Многие бумаги складывали отдельно. Под утро обыск закончился, папе предложили одеться. Мама прижалась к нему. Ее вежливо отстранили: "Не волнуйтесь. Это просто проверка. В НКВД разберутся, и ваш муж скоро будет дома". К выходной двери я провожала папу одна. Обняв и поцеловав меня, он на минуту обернулся: "Доченька, я не знаю, что со мной будет. Но что бы ни случилось, помни, что перед тобой и перед страной я ни в чем не виноват".

Во время обыска часть вещей перенесли в одну из трех комнат и опечатали ее. Днем ко мне зашла подружка узнать, почему я не была в школе. Она удивилась беспорядку в квартире. "Готовимся к ремонту", - выручила меня няня. Я же была в страхе, что подружка увидит огромную сургучную печать на двери. Закрыв ее спиной, я боялась шевельнуться.

Не прошло двух недель, как маме предложили освободить квартиру. Нас подселили в трехкомнатную квартиру. Мама, няня и я разместились с оставшимся скарбом в одной из комнат. Ночью в квартире снова раздался звонок. Теперь я уже знала, что за ним следует. Мы проснулись. Мама и няня, сидя на кроватях, начали одеваться. Дверь открыл сосед. Опять их было трое в штатском и понятые. Маме предъявили ордер на арест и обыск. Первой запричитала няня: "Ироды, супостаты, креста на вас нет! Ни за что дите сиротой оставляете!". Мама ее остановила: "Филипповна, перестаньте, нельзя так говорить".

В этот раз обыск длился недолго. Книг почти не было. Шкаф всего один, и тот полупустой. Один из энкавэдэшников стал обследовать мой школьный портфель. Вывернул его содержимое и начал рассматривать тетрадки, дневник и все остальное, что было в нем. И тут меня словно прорвало. Я кричала, что никто не смеет рыться в моем портфеле... Что если б у нас и было что от них утаить, я бы так спрятала, что они никогда бы не нашли: "А вашему Сталину передайте "спасибо" за счастливое детство!". От этих моих слов мама пришла в ужас и растерянно повторяла: "Ты не понимаешь, что ты говоришь. Успокойся, родная моя!" И уже, обращаясь к ним: "Она так расстроена, что не отдает отчета своим словам. Если можно, отправьте девочку к моей сестре". - "Согласно направлению вашу дочь отвезут в детский приемник", - ответили ей. Только на няню не было никакого предписания. Она успокоила маму, сказав, что немедленно поедет к маминой сестре и они меня из детского дома заберут.

В детприемнике Тамара действительно пробыла всего несколько суток. Тетя с няней забрали ее домой.

- Тетя объясняла мне, что мама скоро вернется и мы будем вместе, - говорит Тамара Яковлевна. - Вскоре после этого из Ленинграда приехала бабушка, папина мама. Она меня утешала и пыталась убедить в своей версии случившегося: "Понимаешь, в Сибири нужны специалисты. Сам папа туда не поехал. Вот его и арестовали, чтоб послать на работу. Вот увидишь, устроится и напишет". На мой вопрос "Ну, а маму зачем забирать?" бабушка отвечала: "Чтоб отправить к папе". Я хотела в это верить, но уж очень неубедительными были бабушкины рассуждения. Мама сама бы поехала за папой, и не нужно было ее для этого арестовывать. Да и папа, если б это было необходимо, тоже отправился бы в Сибирь самостоятельно. Зачем же аресты, обыски да еще и ярлык "врага народа"? Вскоре бабушка уехала, и больше я никогда ее не видела.

Потом Тамара получила письмо от матери.

- Пришло, собственно, не письмо, а записочка. На клочке обоев было написано: "Мои родные! Еду в лагерь, куда не знаю. По приезде напишу. Доченька, слушайся тетю и Филипповну. Целую". С обратной стороны записки был наш адрес. Конверт был подписан чужой рукой. Потом мама рассказывала, что при подъезде к определенной станции одна из заключенных женщин шла в туалет и в отверстие на полу выбрасывала свернутые в трубочки записки. Население подбирало их и пересылало по указанным адресам.

Нашей радости не было границ. Мама жива, и это главное. Мы стали ждать письмо из лагеря. И оно пришло - длинное. Мама находилась в лагере под Акмолинском в Казахстане. Лагерь назывался 26-й точкой Карлага, позже - АЛЖИРом. С трудом разыскали мы Акмолинск на карте.

В декабре 1939 года Тамара узнала, что матери восемь лет пребывания в лагере заменяют пятью годами ссылки.

- Летом 40-го я с тетей приехала к маме в Акмолинск. В первый момент на перроне я не сразу узнала ее. За два года мама похудела на 20 кг, черты лица заострились. Но когда она улыбнулась, обняла меня, я ощутила родное тепло.

На следующий год я снова отправилась к маме, но уже без тети, а с группой таких же, как и я, детей и подростков, направляющихся к мамам в г. Акмолинск и другие точки Карлага. Мы приехали в пятницу. В воскресенье началась война. Мама была уже главным врачом облтубдиспансера…

Тамара покинула Акмолинск лишь после окончания школы. В это время закончился и срок ссылки матери. Ей больше не нужно было ежемесячно отмечаться в комендатуре. Она могла свободно передвигаться по Союзу и жить везде, за исключением 11 городов - Москвы, Ленинграда и других.

Ревекка Ароновна, мать Тамары, стала свободным человеком. Война шла к концу. Тамара Яковлевна собиралась поступать в медицинский институт в Алма-Ате.

- В пятидесятых годах в связи с реабилитацией родителей я ожидала приема в доме на Лубянке, - рассказывает Тамара Ильина. - В большой приемной народу было немного. Вдоль стен стояли стулья. Часть из них, в отдалении от заветной двери, была не занята. Один из ожидающих, молодой парень из Ленинграда, громко возмущался: "Мой отец был моряком на крейсере "Аврора". Теперь он посмертно реабилитирован. Я заканчиваю институт и вынужден на занятые гроши ехать в Москву, где мне и переночевать-то негде, за получением "допуска" к работе над дипломом. Мне как сыну "врага народа" без разрешения Лубянки его не дают. Абсурд какой-то!". Вместо сочувствия все сидевшие рядом начали молча пересаживаться подальше от парня. Стулья вокруг него опустели… Вся последующая наша с мамой жизнь превратилась во встречи и расставания. В памяти сохранилось - вокзал, трогающийся поезд, а на перроне остается грустно улыбающаяся, машущая мне рукой мама…

(01.06.02)






Похожие:

Нынешнее поколение, наверное, никогда не поймет, почему \"политические\" анекдоты можно было рассказывать только шепотом и лишь самым близким. Почему ночной звонок в дверь почти смертный приговор iconPsc ::: Political Science Политическая Наука
Почему Арон? Почему мы сочли нужным представить нашим читателям научный труд более чем четвертьвековой давности? Почему из огромного...
Нынешнее поколение, наверное, никогда не поймет, почему \"политические\" анекдоты можно было рассказывать только шепотом и лишь самым близким. Почему ночной звонок в дверь почти смертный приговор iconСлово не звук пустой
Было-то оно было, но потом некие душевнораздвоенные люди узрели в слове двойственность значений и туманность смысла, и стали слово...
Нынешнее поколение, наверное, никогда не поймет, почему \"политические\" анекдоты можно было рассказывать только шепотом и лишь самым близким. Почему ночной звонок в дверь почти смертный приговор iconПочему земля вращается против часовой стрелки?
Тихо шелестели на осеннем ветру пожелтевшие листы «Диалогов» Галилея. Три брата сидели на веранде дома, задумчиво склонив головы....
Нынешнее поколение, наверное, никогда не поймет, почему \"политические\" анекдоты можно было рассказывать только шепотом и лишь самым близким. Почему ночной звонок в дверь почти смертный приговор iconВ 4-5 лет дети задают вопросы, которые начинаются со слов почему, зачем. Например: Почему машина приехала?
В 3-4 года дети задают вопросы, которые начинаются со слов кто, что, какой. В этих первых вопросах проявляется потребность ребёнка...
Нынешнее поколение, наверное, никогда не поймет, почему \"политические\" анекдоты можно было рассказывать только шепотом и лишь самым близким. Почему ночной звонок в дверь почти смертный приговор iconЭмиль Коган. Берега
Порой трудно различить чёткие очертания людей, событий, и только неожиданное учащенное дыхание и сердцебиение говорит мне о том,...
Нынешнее поколение, наверное, никогда не поймет, почему \"политические\" анекдоты можно было рассказывать только шепотом и лишь самым близким. Почему ночной звонок в дверь почти смертный приговор iconПравилам безопасного поведения на улице. Младшая группа
Дети должны усвоить, что цвета человечков соответствуют запретительному и разрешительному сигналам светофора. Когда дети научатся...
Нынешнее поколение, наверное, никогда не поймет, почему \"политические\" анекдоты можно было рассказывать только шепотом и лишь самым близким. Почему ночной звонок в дверь почти смертный приговор iconКонкурс Разминка гимнастика ума
Ведь именно в ноябре мы отмечаем такой праздник, как День Матери. Приветствуем всех мам и бабушек, кто пришел на наш вечер, который...
Нынешнее поколение, наверное, никогда не поймет, почему \"политические\" анекдоты можно было рассказывать только шепотом и лишь самым близким. Почему ночной звонок в дверь почти смертный приговор iconИскренне благодарен всем создателям сериала «Комиссар Рекс», Стреке за сайт «Комиссар Рекс и все-все-все…»
Конгресс был действительно представительным здесь можно было встретить посланцев многих народов, населяющих Землю и, наверное, все...
Нынешнее поколение, наверное, никогда не поймет, почему \"политические\" анекдоты можно было рассказывать только шепотом и лишь самым близким. Почему ночной звонок в дверь почти смертный приговор iconДень Матери – 2014 г. Ведущая
Вам самым красивым, самым нежным, самым заботливым, самым любимым! Ваши дети хотят в этот холодный, осенний день согреть вас своим...
Нынешнее поколение, наверное, никогда не поймет, почему \"политические\" анекдоты можно было рассказывать только шепотом и лишь самым близким. Почему ночной звонок в дверь почти смертный приговор iconКаждый ли может стать героем?! Гипотеза Героем можно стать только лишь через огромные лишения, испытания
Рассмотреть и сопоставить примеры взятых собственно из жизни и сюжетов сказочных произведений, так ли легко стать героем в жизни...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©many.kabobo.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов