Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака icon

Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака




НазваниеПрофессор С. В. Троицкий Христианская философия брака
страница9/9
Дата конвертации24.03.2015
Размер2.15 Mb.
ТипРеферат
источник
1   2   3   4   5   6   7   8   9
государство должно ввести общеобязательный церковный брак. Именно потому, что брак имеет религиозное значение, фор­ма его всегда должна быть делом личной свободы. Христиане призваны к свободе (1ал. 5, 13), и вся­кий религиозный акт сознательных христиан дол­жен носить на себе печать свободы. Древний хрис­тианский писатель Лактанций доказывает, что рели­гия существует только там, где существует свобода, и исчезает там, где исчезла свобода, и что истину нужно защищать словами, а не ударами («verbis, поп verberibus»). «Тайна спасения, — пишет святитель Григорий Богослов, — для тех, которые желают, а не для тех, которых принуждают». Сто восьмое прави­ло Карфагенского собора приводит закон Гонория, что «по свободному произволению каждый воспри-емлет подвиг христианства», и Зонара в толковании на это правило пишет: «Добродетель должна быть избранною, а не вынужденною, не невольною, а добровольною... ибо то, что бывает по необходимо­сти и по насилию, нетвердо и непостоянно»[45]. «Не свойственно религии, — говорит Тертуллиан, — при­нуждать к религии, так как она должна принимать­ся добровольно»[46].

Всякий другой взгляд есть взгляд Великого Ин­квизитора[47]. Но не нужно думать, что такой взгляд существовал только на Западе. Он существовал, да еще и существует, и на Востоке. Но его нужно окончательно отбросить. Не так далеко время, ко­гда государство издавало предписания о причащении и исполнении других религиозных обязанностей. Но теперь это нам представляется как нарушение сво­боды совести. Точно так же и обязательный в силу государственного закона церковный брак есть нару­шение свободы совести, а вместе с тем и наруше­ние свободы Церкви. Если государство провозгласит общеобязательность церковного брака, он именно вследствие этого потеряет свое религиозное значе­ние и сделается государственным институтом, а ду­ховное лицо, заключая брак в силу государственных законов, будет играть роль государственного чинов­ника. Церковь тогда потеряет право венчать только тех лиц, которых она считает достойными таинства брака, а будет вынуждена венчать всякого, кто удовлетворяет требованиям государственного брач­ного права, хотя бы он не признавал Церкви и даже боролся с нею, хотя бы он был неверующим и венчание было бы, в сущности, кощунством. При существовании обязательного церковного брака не­возможно восстановление древнего христианского понимания брака и древней церковной дисципли­ны. Древняя Церковь под браком разумела не мо­мент его заключения, а всю брачную жизнь и, преж­де всего, цель брака, ту задачу, которую супруги должны решить в течение всей своей брачной жиз­ни. Такое понимание брака ясно выражается в тво­рениях Отцов Церкви эпохи Вселенских Соборов, особенно у Иоанна Златоуста, который, как «сваха», по его собственному выражению, подробно говорит в своих знаменитых проповедях о всех сторонах брачной жизни, но оно было потеряно впослед­ствии, когда духовенство пошло по линии наимень­шего сопротивления и заменило свою трудную за­дачу создания из семьи малой церкви легкой формальной задачей заключения брака. Тогда как для древней Церкви было важно не столько то, в какой форме заключен брак, сколько то, действительно ли он брак и достигает ли он свою высокую цель, для духовенства более позднего времени иногда сущ­ностью брака является венчание, а взаимные отно­шения супругов выпали из сферы церковных интересов. Под влиянием отчасти обязательности венча­ния, отчасти инославных писателей в православных догматиках явилось новое учение, что брак совер­шает священник, а не стороны, и священник, вы­полнив брачные формальности, полагал, что он ис­полнил вообще все свои обязанности в отношении брачной жизни своих прихожан. Поэтому-то по­степенно Церковь потеряла влияние на семейную жизнь. А так как семейная жизнь есть источник и всей общественной жизни, Церковь в общественной жизни снизошла на второстепенное место и теперь имеет значение более вследствие своих старых за­слуг, чем современной общественной работы. Дру­гими словами, Церковь теперь живет на старый ка­питал, который с каждым днем уменьшается. С другой стороны, нынешняя семья, получая по необ­ходимости христианскую форму в венчании и удо­влетворяясь ею, на деле начала постепенно спус­каться в состояние, которое иногда ниже даже се­мьи языческой. И такое отделение семьи от Церк­ви много опаснее для Церкви, чем отделение от нее государства.

Вообще нельзя защищать обязательный церков­ный брак ни с точки зрения интересов отдельных лиц, ни с точки зрения интересов государства, ни, наконец, с точки зрения интересов самой Церкви.

Защищать обязательный церковный брак можно только с точки зрения интересов тех худших элемен­тов в духовенстве, которые не желают как следует учить своих прихожан и хотят, чтобы их пасомых влекли в храм для венчания не их моральное влияние и церковная дисциплина, а сила государственно­го закона. Но как интересы чиновников не есть еще интересы государства, так и интересы духовенства или, вернее, худшей его части еще не суть интере­сов самой Церкви. И нужно сказать таким противникам факультативной формы брака, какого бы ис­поведания они ни были: не забудьте пример Фран­ции, не забудьте, что если вы сегодня требуете от государства обязательности церковного брака, вы тем самым признаете за государством право определять форму брака, а через это теряете право протестовать, если государство завтра введет обязательность граж­данской формы брака, вследствие чего церковная форма потеряет свое юридическое значение.
Примечания


  1. По Кодексу Законов об актах гражданского состо­яния (изд. 1918 п, ст. 52) начиная с 20/12 1917 г. «толь­ко гражданский (советский) брак... порождает права и обязанности супругов». По новому Кодексу законов о браке, семьи и опеке с изменениями до 1 июля 1932 г (Москва, 1932) «документы, удостоверяющие факт совершения брака по религиозным обрядам, никакого юридического значения не имеют» (1, 1, 2). Бесспор­ным доказательством брака является его регистрация, а если брак не был зарегистрирован, то совместное со­жительство и вообще выявление супружеских отноше­ний перед третьими лицами (1, 1, 3; 1, 3, 12).

  2. В Испании, Норвегии, Дании, Перу, Египте, Туни­се. Некоторое время эта форма брака существовала в Португалии (1868-1910) и в Швеции (1908-1915).

  3. La cite antique, ed. 28, 1923. P. 54.

  4. Cod. 5, 4. 21, 26; 5. 5, 8; Dig. 23, 2, 6; Nov. 20, 3; 74, 1 et. 4; 117, 4.

  5. Digest. 23, 2, 24.

  6. Cod. Theod. 3, 7, 3; Cod. 10, 4, 22. Ср.: 21, а также конституция Зенона, Cod. 5. 5, 8; Нов. Юст. 22, cap. 3.

  7. О малом значении этого сборника для православ­ных, как изданного еретиками, свидетельствует, напри­мер, Иоанн Зонара: «Не имеет значения постановление нечестивого Копронима» (Annal 16, 24; Mg. 135, 116).

  8. Ср. выше. Глава 3, с. 44, 45.

  9. Epistola ad Diognetunn, 5, 6; γαμούσιν, ώς πάντες. Gebhart, Harhack, Zahn, Patrurr apost. Opera, Lipsiae, 1906, p. 81. Афинагор, Lecatio pro christianis, cap. 33. Mg. 6, 965; Амвросий, De Instit. virg., cap. 6. Mg. 16, 316; Златоуст, Гомил. 56, на Быт. Глава 29. Mg. 54, 488. На Златоуста ссылается папа Николай в послании к болгарам; Mg. 119, 980; Католический Corpus juris canonici приводит подобные слова Златоуста из Opus imperfm На Mat. Homil. 32 с. 1 et 5, С. 27 q. 2, ed. Friedberg, 1, col. 1063, et. 1064.

  10. Златоуст, Гомил. 56 на Быт., 29. Mg. 54, 488; Вальсамон, толк. 26, 34, 38 и 40, пр. Вас. Велик. Афин­ская Синтагма, 4, 160, 183, Амвросий, De cast. virg. cap. 6; Августин, Sermo 51, 13, 21; de Gen. ad. lit. 9, 1, Иси­дор, Etymol. 9, 9; папа Николай I. cit.

  11. Кормчая. Глава 48, 4, 17, лист 60 и Глава 49, 2, лист 138, Шестокнижие Арменопула, Lipsiae, 1851, 4, 4. С. 488; Властаря Синтагма. Глава 2 и 8, пер. Иль­инского. С. 103, 113, Афинская Синтагма, 6, 154—164.

  12. Философумены 12, 9. Mg. 16, 3, 3386; A. Harnack, Mission, 2, 67; Кормчая. Глава 2, правила ап. Павла 3, 10 и 11, лист 17; Новелла Василия Македонского в Афинской Синтагме 5, 254; Новеллы 89 и 91 Льва Фи­лософа, Corpus juris civilis, ed. Hothofredi, Lipsiae, 1740, p. 680 et 681; Кормчая Глава 148, 4, 26; 11, лист 62; Глава 49, 2, 6; 2, лист 122.

  13. Игнатий, Послание к Поликарпу. Глава 5; Тертуллиан, De pudicitia., cap. 4; Ср.: De monogam., cap. 11.

  14. О недействительности тайного брака говорит 1-е правило Лаодикийского Собора, причем Зонара и Вальсамон при толковании этого правила называют такой брак блудом (Афинская Синтагма, 3, 172), а так­же новелла Василия Македонянина; Афинская Синтагма, 5, 254, Прохирон, 4, 27 — Кормчая. Глава 48, лист 62, Синтагма Властаря г. 2, пер. Ильинского, 103, Афинская Синтагма, 6, 154.

  15. Тертуллиан, Ad. Ux. 2, 9; Златоуст, Гомил. 48 на Быт. Mg. 54, 443; 1-е правило Тимофея Александрий­ского. Афинская Синтагма TV, 337—338, Ср.: Василий Великий. Толк, на Шестоднев. 7; Климент Александрий­ский. Педаг. 2, И и 23. Mg. 8, 1085; Ср.: Амвросий, Ср.: 19 ad. Vig.

  16. О венце как символе победы над страстью гово­рит, например, Феодор Студит в поел. 50 и 192; Mg. 99, 1092, 1581; Симеон Солунский. Mg. 155, 513; Злато­уст, Гом. 9, на 1 Тим 3. Mg. 62, 597.

  17. См. толкования на 38-е прав. Зонары и Вальса-мона: «Согласием родителей блуд переходит в брак».

  18. О запрещении венчания второбрачных см. пись­ма Феодора Студита, 50, 192 и 202. Mg. 99, 1092, 1581 и 1615; Никифора Исповедника правило 8 и 135, Pitra Spicil. Sol. 4, 383, 408; в Афинской Синтагме 4, 427,' правило 2-е; Ответы митрополита Никиты; Афинская Синтагма, 5, 441 и др.; на западе в псевдоисидоровых декретах послания пап Евареста и Каллиста.

  19. Никита прикл. Афинская Синтагма, 5, 441; Валь-самон на неок. 7, Афинская Синтагма, 3, 312.

  20. Новелла напечатана в 43-й Глава Кормчей (2, лист 23 и ел. греч. Zach. Jus gr. r. 3, 401—404), причем здесь говорится, что господа рабов не дозволяли им венчание, боясь «да не на свободу отпустятся». Об этом страхе говорит и Вальсамон в толк. 85 правила Трулльского и 82 прав. Карфагенского Собора (Афин­ская Синтагма 2, 500; 3, 508) и послание монаха Ва­силия, архиепископа Никиты и хартофилакса Петра (Афинская Синтагма 5, 443, 444, 371). См. также рес­крипт Алексея Комнина архиепископу Феодулу (Za-chariae, Jus. Gr. Rom, 3, 404) и житие Василия Ново­го (Споменик Српск. Краль. Акад. 29. С. 73). Послед­нее житие свидетельствует (Мытарство 17-е), что меж­ду рабами или отроками браки заключаются без вен­чания и вообще без какого бы то ни было участия Церкви простым распоряжением их господина.

  21. Такая практика существует и теперь в некоторых церквах. Некоторые ученые (например, проф. А. С. Пав­лов, «50-я глава Кормчей». С. 50) объясняют такую практику тем, что таким супругам благодать брака дает­ся во время крещения. Однако это объяснение неудач­но, так как бывают случаи, когда признается таинством брак, совершенный без венчания после крещения, на­пример брак протестантов, у которых нет брака как таинства, по переходе их в Православную Церковь.

  22. Амвросий, Epist, 19 ad Vig.

  23. Ml. 119, 950; Д. Дечев, Response Nicolai papae 1. София, 1922. С. 12 на лат. и болг языках; на с. 1 здесь перечислены и 7 других изданий этого памятника.

  24. Амвросий, Comm. in. ep. ad. Eph. Ml. 17, 399; Ав­густин, De nuptiis, 1, 10; De bono conjug. 7.

  25. Письмо 50. Mg. 99, 1092.

  26. См. книгу Н. Попова, «Император Лев VI Муд­рый». Москва, 1892. С. 83—84. И впоследствии романы Льва доставляли много хлопот Церкви. Он сам запре­тил четвертый брак, а когда потерял свою третью жену, то, не имея законных детей, задумал жениться на сво­ей наложнице Зое Карбанопсине, от которой имел не­законного сына Константина. Патриарх не дозволил этого, а тогда он сам повенчал себя и таким образом был «жених и архиерей», как пишет патриарх Николай (Mg. 3, 197; Ср.: Hergenrother, Photius, 3, 657), а затем заставил придворного священника повенчать его второй раз, что и было причиной тяжелой борьбы между Цер­ковью и государством, завершившейся только в 920 году «актом примирения» (Кормчая. Глава 52).

  27. Например, Вальсамон свидетельствует, что в эпоху Василия Великого брак заключался путем согласия сто­рон, а теперь, то есть в XII веке, для него необходимо венчание и причащение (толков, на 26 и 88 правило Василия Великого; Афинская Синтагма 4, 160 и 183).

  28. Friedberg, Das Recht der EheschlieBung. Leipzig, 1865. C. 504 и ел.; Hirschel. Geschichte der Zivilehe in Frankreich. Mainz, 1874. C. 6 и ел.

  29. Семейная жизнь в русском расколе. СПб., 1869.

  30. Е. Friedberg, Das Recht der EheschlieBung. Leipzig, 1865. C. 539.

  31. Ibid. c. 335-346 и 437-459.

  32. Ibid. c. 680-755.

  33. Ibid. c. 481.

  34. Ibid. c. 542—546, а также Thiebeaud, Histoire des actes de 1'etat civil en France. Paris, 1842; Besbiere, Le manage des protestants аи desert de France аи XVIIT siecle. Cahors, 1899; Bonifas, Le mariage d. Protest, dep. la reforme jusqu'a 1789. Paris, 1902.

  35. Friedberg, op. cit. 335 ел. Теперь в англии действу­ет закон от 12 августа 1898 года. (Annales Legisl. ntrang. 1899, p. 43). Ср. Barclay, La femme anglaise. Paris, 1896, Stocquart, Rev. de L'Institut Beige, de droit compare, 1910, p. 104.

  36. J. Friedberg, op. cit. 474. Annales Legisl. Etrang. 1907, 678; 1908, 985; 1909, 754; 1911, 625; 1912, 834; 1913, 501.

  37. Dr. Friedricli K. Neubecker, Die neue schwedische Ehegesetzgebung «Festgabe fiir Dr. Jur. H. S. Otto Lieb-man». Berlin, 1920, S. 320, ел.

  38. О новом законе о браке в Чехии см.: Dr. Joseph К. Kliment, Zakon о ozluce manzelstvi; Edmund Prochasca. Die Eheformgesetzgebung der tschechoslovakischen Republik. Gesetzestexte mit Kommentar. Reichenberg, 1924.

  39. Чл. 15, Acta Apostolice sedis, 19, p. 425, ел.; Ср.: С. Троицки, Конкордат са Литваниом, «Архив за прав­ке и друштвене науке», 1928, Jyни. С. 483—487.

  40. Чл. 34 и Инструкция Конгрегации таинств о его применении. Acta Apostolice sedis, 21, p. 351, ел. Госу­дарственный закон о проведении в жизнь этого члена от 27 мая 1929 года N 847. Gazzetta Ufficiale, 8, 6, 1929, № 1521, и циркуляр мин. юст. Рокко от 18 июля 1929 года № 2234; Ср.: Dr. Alois Pompanin, Die Ehe in Italien, 1929.

  41. Friedberg, op. cit. 322, ел. Ср.: binder Eversley and Felden Graies, The Marriage laws of the British Empire. Londres, 1910.

  42. Ср. Испанский сборник гражд. законов, чл. 42, Gay Legislation civil espaniola del matrimonia, 1917.

  43. Против гражданского брака направлены, напри­мер, бреве Бенедикта XIV edditae sunt nobis от 17 сен­тября (о Голландии), бреве Пия VI от 28 мая 1793 г. и его энциклика от 17 февраля 1809 г. к французским епископам. Пий IX в письме от 9 сентября 1852 г. пи­шет королю Сардинии, что гражданский брак— не что иное, как аморальный конкубинат. То же объявил по отношению к Италии папский суд Poenitentiaria romana в своей инструкции от 15 января 1866 года (Acta Apostolicae Sedis I, P. 1508—1512), причем рекомендовал католикам видеть в гражданском браке только гражданскую церемонию, а не подлинное заключение брака. Подобные же мысли выражает и Лев XIII в послании от 1 июня 1879 года архиепископам и епископам Тури­на, Верчелы и 1енуи, в послании от 17 августа 1898 г. о гражданском браке в Перу («Archiv F. Kathol. Kirchenrecht», 80, 579) и алокуции от 16 декабря 1901 г. («Archiv» 82, 338). Лишь там, где не были объявле­ны декреты Тридентского Собора, гражданский брак имел значение обручения (Sponsalia de praesenti), если обе стороны имели при этом намерение заключить не только гражданский, но и христианский брак. См. Fleiner, Obligatorische Zivilehe und die kath. Kirche. Leipzig, 1890, Hirschel, «Archiv» 40, 220; Bellesheim, «Archiv» 41—292; Dr. Arnold Poschl, Kurzgefastes Lehrbuch d. kath. Kirchenrechtes. Graz und Leipzig, 1918, S. 307.

  44. Об отношении протестантов к гражданскому бра­ку см. Vierling в Zeitschrift flir Kirchenrecht, 16, 288; Buchka, Ibid., 17, 432; Kahl, Ibid, 18, 295; Friedberg, Lehrbuch des Kath. und Evang. Kirchenreches, 6. Aufl. Leipzig, 1909, S. 494-495.

  45. Правило 122. Рус. перевод Правил с толкованием. С. 691. В Кормчей 109-е правило, 1, лист ПО; Афин­ская Синтагма, прав. 108, 3, 559. Лактанций, Instit. div. 19, Афанасий Вел. Hist. ad. Monach. 67.

  46. Ad. Scap. 2; «Nee religionis est cogere religionem, quae sponte suscipi debeat».

  47. Ср. А. Толстой: «...Святые братья глупы: человек молиться волен, как ему угодно. Не влезешь силой в совесть никому, и никого не вгонишь в рай дубиной» («Дон Жуан»).


^ ПОСЛЕСЛОВИЕ ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
Грозные последствия упадка брачного идеализма как для самой брачной жизни, так и для всего общества

Вырождение, утилитаризм культуры и социальные потрясения

Пути и средства оздоровления

^ Вопрос об осведомлении с родовой жизнью молодежи

Заканчивая нашу работу, мы чувствуем потреб­ность сказать несколько слов об ее жизненно-прак­тическом значении.

Великая борьба человека и человечества за цен­ность жизни идет на двух фронтах — внешнем, во­юющем за подчинение нам материального мира, — макрокосмоса, и внутреннем, воюющем за господ­ство над нашим собственным организмом, — микро­космосом.

И если первый фронт представляется более вну­шительным и победы на нем, особенно в последние века, прямо блестящими, то второй несомнен­но является все же более важным и более опас­ным, уже как внутренний. И все успехи на внеш­нем фронте теряют свой смысл при поражениях на внутреннем. «Какая польза человеку, если приобре­тет весь мир, а душе своей повредит?» Что дадут человеку даже самые фантастические победы над природой и миром, если человечество потеряет внутреннюю жизненную силу, а вместе с тем и ра­дость жизни? И не послужат ли тогда эти победы лишь к увеличению суммы мирового зла, мировых страданий?

И вот извращение родовой жизни представляет один из самых обычных и в то же время самых опасных прорывов на этом внутреннем фронте. Прежде всего и ближайшим образом эти извраще­ния отражаются на брачной жизни, и брак— этот остаток рая на земле и источник всякой радости и идеализма в обществе — часто, слишком часто пре­вращается в одно из отделений Дантова ада.

И не только в семейной, но и в общественной жизни это зло производит великие опустошения. Оно отвлекает духовные силы человечества от лежа­щих на нем высоких и трудных задач, вследствие чего его движение вперед идет слишком медленно, а часто и сменяется отступлением, регрессом. А за­тем вызванная им физическая слабость и вырождение человечества дает ненормальное направление и самой культуре. Современная культура часто стремит­ся главным образом к достижению внешних удобств и удовольствий для выродившегося и изнеженного человечества, тогда как цели искусства и чистой на­уки стоят на втором месте, вследствие чего иногда раздаются довольно авторитетные голоса и против самой культуры, хотя на деле она есть великое тво­рение человеческого духа.

С другой стороны, когда для человека нет ниче­го высшего, кроме внешних удобств, удовольствий и чувственных переживаний, тогда не могут быть довольными и спокойными те слои населения, ко­торым судьба не дала возможности в желательной им мере удовлетворять эти стремления, особенно когда они видят, что и высшие слои не имеют других интересов.

А так как родовые извращения вместе с тем ос­лабляют отпорность и правящих классов, то они, так сказать, с двух сторон подготовляют почву и для социальной катастрофы.

И быть может, об этих истинах русской эмигра­ции нужно помнить больше, чем кому-нибудь дру­гому. Вряд ли кто решится отрицать, что она, вы­ражаясь мягко, не поражает своих хозяев строгос­тью своих нравов.

И пока это будет так, спасение России останет­ся делом далекого будущего. Оно прежде всего тре­бует высокого героизма, а героизм несовместим с родовой распущенностью, и на подвиги способны только те, кто «воздерживается от всего», как учит Апостол (1 Кор. 9, 25). Конечно, нельзя винить в недостатке нужной строгости одну эмиграцию. Она есть лишь сколок всей русской интеллигенции и отражает на себе все ее достоинства и недостатки, а причины недостатков этой последней в родовой сфере нужно искать в нашем недалеком прошлом, прежде всего в крепостном праве, дававшем слиш­ком легкую возможность развития и удовлетворения порочных стремлений господствующего класса, а затем и в общем характере нашей далеко не само­бытной культуры последних столетий. Духовного яда немало и на Западе, но там он вырабатывался постепенно, и общество имело возможность и вре­мя выработать и противоядие. А мы два столетия усиленно вводили этот яд и не хотели думать о противоядии, и в результате получилось опасное отравление руководящих классов. «Жизнь наших высших классов... один сплошной дом терпимос­ти»[1], — произнес строгий суд над нашим интелли­гентным обществом наш великий писатель. Но веч­ные законы нравственности неумолимы, и народ, не желающий вести борьбу с тем, что ведет его к вырождению, рано или поздно должен будет усту­пить свое место другим, более строгим народам или превратиться в удобрение для их культуры.

Нельзя сказать, чтобы русское общество совер­шенно не сознавало грозящей ему опасности. Там и здесь слышались предупреждающие голоса, иногда довольно громкие и авторитетные, о необходимос­ти оздоровления родовой жизни. Достаточно упомя­нуть Л. Н. Толстого и плеяду толстовцев. Но все же это были лишь отдельные голоса, да и сами пропо­ведники не разобрались как следует в вопросе, и потому естественно их противоречивая и нежизнен­ная проповедь не могла создать сколько-нибудь значительного движения. Достаточно упомянуть о трагедии семейной жизни самого Толстого, трагедии далеко не случайной, а коренившейся в ошибках его взглядов на брак и родовую жизнь и невольно приводившей на память евангельские слова: «Врачу, исцелиея сам». И вот наша книга стремится вос­полнить этот пробел русской религиозно-философ­ской мысли и путем выяснения «христианской фи­лософии брака» указать пути к оздоровлению брач­ной родовой жизни. Повторяем, она не претендует быть этикой брачной родовой жизни, а ограничива­ется выяснением общих религиозно-философских предпосылок таковой этики. Но быть может, такое выяснение важнее и нужнее, чем решение частных вопросов этой этики, важнее и нужнее не только потому, что вообще предпосылки должны предше­ствовать выводам, но и потому, что выводы, сделан­ные нами самими из общих положений, имеют го­раздо большее влияние на нашу волю и всю нашу психику, чем выводы, навязанные извне. Значитель­ные движения всегда создавались идеями, «идеями-силами», но никогда морализированием.

В «Христианской философии брака» три идеи, три основных положения имеют более крупное жизненно-практическое значение.

Первое и главное ее положение — это реабилита­ция и, можно сказать, апофеоз самого брака как института, независимого от родовой жизни и име­ющего свою, самостоятельную цель— достижение вышеличного единства супругов, возносящего их в сферу Божественной жизни, объединяющего их с Церковью, но вместе с тем требующего трудного подвига всецелого самопожертвования.

Разграничение брака и родовой жизни не ведет, однако, ни к отвержению, ни к принижению этой жизни. Разделенная от брака в сфере целевой дея­тельности человека, она сохраняет связь с браком в независимой от воли человека сфере бессознатель­ного и вместе с тем свое высокое достоинство как проявление божественного творчества, требующее благоговейно-серьезного отношения к себе челове­ка, а в своих фактических проявлениях, поскольку она отражает на себе последствия греховного вме­шательства нашего практического разума, сохраня­ющиеся путем наследственной передачи, она требу­ет систематического лечения.

Каково должно быть это лечение — на это долж­на ответить этика родовой жизни и даже медицина, а «христианская философия брака» указывает лишь общее направление такого лечения, диктуемое ос­новным ее положением. Это общее направление должно быть, не столько отрицательным, сколько положительным.

Методы немецких обществ борьбы с порногра­фией[2], возлагающих главные надежды на законода­тельство и административные запрещения обще­ственных соблазнов, не обещают больших успехов, как и вообще такие методы никогда не приводят к нравственному возрождению. Закон обратного про­тиводействия нашего подсознания сказывается в родовой области даже с большей силой, чем в ка­кой-либо другой, и обычно благодаря отрицатель­ным мерам зло в лучшем случае лишь изменяет свою форму. Нет, борьба должна вестись главным образом другими средствами. Если все родовые из­вращения Древнего мира Апостол Павел объясня­ет потерей Бога из разума человека (Рим. 1, 28), то и устранения этих извращений можно достиг­нуть лишь путем прояснения образа Божия в че­ловеческом сознании, путем возвышения, «субли­мации» этого сознания, путем развития всякого рода идеализма — религиозного, морального, поли­тического. Есть болезни, бациллы которых дей­ствуют только в подвалах и нижних этажах. И из­вращение родовой жизни принадлежит к подоб­ным духовным болезням, и пока дух человека не будет устремлен горе, волны страсти всегда будут затоплять его. «Этот враг побеждается только бег­ством», — говорили средневековые аскеты и бежа­ли от мира, унося с собой и своего внутреннего врага. Они забывали, что бежать нужно на высо­ты человеческого богоподобия, где живут правда, вера и любовь (2 Тим. 2, 22). С другой стороны, выясненная тесная зависимость родовой жизни от питания должна напомнить, что одни чисто духов­ные средства тут недостаточны и что этот род де­монов не может быть изгнан одним возвышением духа к Богу, одной молитвой, но и постом, аске-тикой в широком смысле этого греческого терми­на, в смысле не только воздержания от излишества в пище и вообще всяких излишеств (1 Кор. 7, 5), но и дисциплиной воли и всестороннего укрепле­ния тела.

В заключение несколько слов по модному вопро­су об осведомлении с родовой жизнью молодежи. Вопрос этот не является таким важным, как его иногда представляют, и такое или иное решение его не решает основной проблемы оздоровления родо­вой жизни. Это осведомление может быть полезно, но может быть и вредно в зависимости от того, удастся ли педагогу провести его в сфере теорети­ческого разума без уклонения в сферу разума прак­тического. По-видимому, таких уклонений легче из­бежать тогда, когда такое осведомление будет де­латься, хотя бы в связи с изучением естественной истории, в более раннем возрасте, когда подсозна­тельные влечения еще не толкают дух человека в эту практическую сферу. И во всяком случае зада­ча чисто теоретического осведомления может быть успешно выполнена только тогда, когда идеалисти­ческая настроенность уже налицо. В противном слу­чае это осведомление будет идти в ущерб великой задерживающей силе, которой одарила нас природа для борьбы с родовыми извращениями,— чувству стыда и вместо пользы принесет вред.

Даже и ранняя влюбленность сама по себе не опасна для родовой нравственности молодежи. Здо­ровое, неиспорченное порнографией юношество не стремится в своей влюбленности к физическому об­ладанию, и его любовь есть переживание преклоне­ния и рыцарской преданности, направленных не столько на женщину, сколько на «das Ewig-weib-liche», на вечно женственное, на красоту и особенности женского духа, и потому не только для взрос­лых, но и прежде всего для молодежи всегда оста­ются в силе слова древнего христианского писате­ля: «Пламень любви сжигает душевную нечистоту, и разврат происходит не от чего другого, как от не­достатка любви»[3]. И если ранняя любовь опасна, то не сама по себе, а ввиду слишком большой вероят­ности смены одного объекта любви другими, а эта внутренняя измена всегда неблагоприятно отражает­ся на цельности и силе духовной жизни. Ты много переносил и имеешь терпение, и для имени Моего тру­дился и не изнемогал. Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою, — говорится в Апо­калипсисе (2, 3 - 4), и недаром древняя Церковь столь же строго относилась к повторным обручени­ям, как и к повторным бракам.
Послесловие


  1. «Крейцерова соната». М, 1891. С. 288.

  2. См. об этих обществах мою книгу: «Защита хри­стианства на Западе». СПб., 1913. С. 216—243.

  3. Иоанн Златоуст, Гомил. 30 на 1 Кор.


Об авторе

Сергей Викторович Троицкий родился 14 марта 1878 г. в Томске в семье священника. В 1897 г. окончил Тверскую духовную семинарию, в 1900 г. - Петербург­ский археологический институт, а в 1901 г. окончил обучение в Петербургской духовной академии с ученой степенью кандидата богословия. С 1901 г. был препода­вателем в Петербургском Александро-Невском духовном училище. В 1910 т. был командирован с научной целью в Болгарию, Сербию, Грецию и на Св. Гору Афон. На Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1917—1918 гг. был делопроизводителем соборной канце­лярии. 25 января 1920 г эмигрировал в Югославию, где продолжал церковнообщественную и научную деятель­ность на факультете права в Суботице, а затем в Бел­градском университете. В 1925 и 1930 гг. Сергей Вик­торович преподавал Церковное право в Русском Бого­словском институте святого Сергия в Париже. В 1947 и 1948 гг. проф. Троицкий читал лекции по кафедре Церковного права в Московской духовной академии и со­стоял членом Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата. Святейший патриарх Мос­ковский и всея Руси Алексий I за заслуги перед Рус­ской Православной Церковью наградил С. В. Троицкого орденом св. равноапостольного князя Владимира, а Со­вет Московской духовной академии за широкую науч­ную деятельность в области церковного права присудил Троицкому ученую степень доктора церковного права.

27 ноября 1972 г. на 95-м году жизни Сергей Вик­торович почил в Бозе. Погребен он на русском кладби­ще в Белграде.

Ученые труды С. В. Троицкого, среди которых духов­ные, богословские, церковно-канонические, историче­ские, философские исследования (всего числом более 700) поражают своей глубиной и энциклопедичностью. Они новы и актуальны для всех знакомящихся с ними.
1   2   3   4   5   6   7   8   9



Похожие:

Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconСвятость брачного союза епископ Виссарион (Нечаев) Публичное чтение [1]
Бракоборцы во времена, ближайшие к апостольским. Американские бракоборческие секты. Бракоборчеπ?тво федосеевцев, нигилистов и социалистов....
Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconРеферат по дисциплине философия по теме: Философия смерти

Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconФизической экономики
Президент мса, профессор, д э н., академик мса, раен, апбоп (Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка), профессор кафедры...
Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconФилософия Севера в компаративистской перспективе
В систематической форме сравнительное описание различий и сходства во всемирном историко-философском процессе осуществляет философская...
Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconЗачем нужна философия? (философия и мировоззрение)
И об этом свидетельствует грозящая нам глобальная катастрофа, как следствие неадекватного использования своей мощи в отношении природы,...
Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconХристианская вера
Перевод на русский язык и публикация данной книги выполнены Фондом «Лютеранское Наследие»
Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconСтенокардия. Антиангинальные препараты. Д. м н., профессор

Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconРешение на заключение брака. Дворянских детей отправляли учиться за границу, так как система образования в России XVII века не могла обеспечить страну специалистами
Неграмотные дворяне не имели разрешение на заключение брака. Дворянских детей отправляли учиться за границу, так как система образования...
Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconГосударственно-правовое регулирование и христианская идея
Несмотря на то, что в последние годы наметилась хрупкая тенденция к укреплению законности и правопорядка, а главное, субъективного...
Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconТроицкий собор
История Троицкого монастыря в Астрахани начинается с 1568 года, когда царь Иоанн Грозный, посылая сюда игумена Кирилла, повелевает...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©many.kabobo.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов