Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака icon

Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака




НазваниеПрофессор С. В. Троицкий Христианская философия брака
страница1/9
Дата конвертации24.03.2015
Размер2.15 Mb.
ТипРеферат
источник
  1   2   3   4   5   6   7   8   9

Профессор С.В. Троицкий
Христианская философия брака

СОДЕРЖАНИЕ
Введение

Глава 1. Реализм и идеализм в учении о браке

Глава 2. Брачный идеализм и наука

Глава 3. Брачный идеализм и интуиция

Глава 4. Безгрешное рождение

Глава 5. Брак и родовая жизнь после греха

Глава 6. Нечистота родовой жизни

Глава 7. Церковное освещение брака


ВВЕДЕНИЕ
Значение половой жизни в природе

Важность вопроса о браке для личности в обществе

Трудность вопроса и разногласия в его решении в науке и религии
Кажется, нет вопроса, о котором так бы много говорили и писали, как вопрос о поле и браке. Не говоря уже о научной литературе, особенно много­численной в последнее время, почти вся изящная литература издавна вращается около этой темы.

И это особое внимание к данному вопросу впол­не естественно. Объясняется оно, с одной стороны, важностью вопроса, как в общей жизни природы, так и для отдельного человека и общественных организаций, а с другой — его трудностью.

«Одного взгляда на природу, — пишет шведский ученый Риббинг, — вполне достаточно, чтобы убе­диться в бесконечно широком значении и влиянии половой жизни. Только для нее и благодаря ей цве­тут в поле лилии, благоухают розы, в дубраве поют дрозды и соловьи, одеваются в пестрые одежды и принимают роскошные формы растительный и жи­вотный мир. Только для нее и благодаря ей мужчи­ны и женщины стремятся к физическому и умст­венному совершенству. Если бы прекратилась поло­вая жизнь человека, все обратилось бы в мрачную пустыню. Искусство, наука, общественная жизнь и даже значительная область религии не могли бы су­ществовать» [1].

Для отдельного человека вопрос о браке — это вопрос сфинкса, который он, хочет или не хочет, должен решить так или иначе, а от удачного или неудачного его решения зависит если не вся жизнь, то счастье всей жизни, которое кажется нам важнее самой жизни, а жизнь дается нам только один раз.

В социальном отношении брак является основой и рассадником семьи, общества, Церкви и государ­ства, а вместе с тем охранителем и регулятором мо­рали, права и всех вообще положительных элемен­тов человеческого общества.

Часто христианство упрекают если не в отрица­тельном, то в подозрительном отношении к браку. Но вот что пишет о значении брака древний хрис­тианский писатель, корифей богословской мысли IV века святитель Григорий Богослов в своей глубокой «Моральной поэме»:

Смотри, что дает людям союз любви, мудрый брак.

Кто научил мудрости? Кто исследовал таинственное?

Кто дал городам законы и, ранее законов, кто основал города и изобрел вдохновенно искусства?

Кто наполнил площади и дома?

Кто — места для состязаний?

Войско в битве и столы на пирах?

Хор певцов в душистом дыме храма?

Кто укротил животных? Кто научил пахать и сеять растения?

Кто послал в море борющийся с ветром черный корабль?

Кто, как не брак, соединил море и сушу влажной дорогой и объединил раздельное друг от друга?

«Но есть и еще более высокое и лучшее. Благо­даря браку, мы являемся руками, ушами и ногами друг для друга; благодаря ему мы получаем двой­ную силу к великой радости друзей и горю врагов. Общие заботы уменьшают затруднения. Общие ра­дости становятся приятнее. Радостнее является бо­гатство, благодаря единодушию. А у небогатых единодушие радостнее богатства. Брак есть ключ, от­крывающий путь к чистоте и любви» [2].

Вопрос о браке не только важен, но и труден. Че­ловечество знает химический состав звезд, отстоящих от нас на многие миллиарды километров, но с тру­дом разбирается в том, что касается его всего бли­же. «Что вопрос о браке есть самый трудный и за­путанный, — пишет один из наиболее авторитетных и глубоких древних западных богословов блаженный Августин, — это я, конечно, знаю и не осмеливаюсь утверждать, что выяснил или выясню трудности в своей работе», и в другом месте он говорит, что о браке излагает лишь «вероятные мнения» [3]. И теперь, несмотря на многовековые старания лучших умов человечества, тщетно стали бы мы искать обще­признанных положений в этой области. Разногла­сия, и притом в самых существенных пунктах, мы находим и в истории, разно решающей вопрос о происхождении и первобытной форме брака, и в юриспруденции, которая сознательно избегает за­трагивать здесь основные вопросы, и в философии и даже в богословии.

Учение о браке трех важнейших христианских исповеданий — католического, православного и про­тестантского — различно.

Нет согласия даже в границах одного христиан­ского исповедания, например, православного. Мы находим здесь борьбу двух течений богословской мысли в решении даже основных вопросов, напри­мер, новозаветное или ветхозаветное таинство бра­ка, кто совершает это таинство— священник или сами брачующиеся, где совершительный момент та­инства, какое значение в браке имеет его физичес­кая сторона и т.д. [4]

Нет, наконец, согласия в понимании и самой су­щественной стороны в философии брака — его цели. Говорим, наиболее существенной, потому что, как показал Иеринг [5], цель есть творец и душа пра­ва, цель известного правового института определя­ет всю его конструкцию, а о трудности вопроса о цели брака говорит то обстоятельство, что многие юристы в трудах, посвященных именно брачному праву, сознательно обходят его, хотя потом им не­вольно приходится его касаться [6].

Примечания


  1. D-r Seved Ribbing. Die sexuelle Hygiene. Stuttgart, Vorwort.

  2. Poemata moralia//Migne. Patrologia. Series graeca. 37, 541-542. Ср. также о влиянии брака на культуру у блаженного Августина. De civitate Dei. 22, 24, Migne, series latina, 41, 432; в дальнейшем изложении мы бу­дем отмечать греческую серию Патрологии Миня ла­тинскими буквами Mg, латинскую — Ml.

  3. De adult, conjug. 1, 25, 26. Ср.: In Gen. ad litt. 9, 1. Рус. пер., 142. О трудности вопроса о браке говорит и Святитель Григорий Нисский в своем труде «О при­роде человека». Глава 16. Mg. 44, 180. Ср.: глава 20. Mg. 44, 200.

  4. См. об этом книгу проф. А. С. Павлова «50-я гла­ва Кормчей Книги». М., 1887 и мою статью «О бра­ке, как таинстве». «Странник», 1 и 2. Белград 1924, 1925.

  5. Der Zweck im Recht. Vorwort.

  6. Например, Л. Маркович. Породично право. Бел­град, 1920. На с. 11 — 12 он пишет, что «выкидывает из книги вопрос о цели брака», а на с. 14, 32, 62, 82 и других решает отдельные вопросы брачного права с точки зрения цели брака.


Глава 1

^ РЕАЛИЗМ И ИДЕАЛИЗМ В УЧЕНИИ О БРАКЕ
Реалистическая теория о потомстве, как цели брака в классическом мире, в иудействе, в Римско-католической церкви

Copula-tbeorie (теория брака) и теория промисквитета

Шопенгауэр

Идеалистическая теория о полноте бытия как цели брака

Мифы и мистерии

Платон

Древняя христианская письменность

Фихте, Гегель и Шлейермахер
В истории человеческой мысли встречаем две главные теории в учении о браке, красной нитью проходящие по всему ее течению. Одну можно на­звать реалистической, другую — идеалистической. Первая смысл брака видит в размножении, в по­томстве. Это воззрение, то в его чистом виде как стремление иметь в браке продолжение своего су­ществования, то осложненное религиозными и пат­риотическими мотивами в виде стремления иметь заместителей в служении богам и хранителей могил предков или защитников отечества, мы встречаем как в древнеиндийских, греческих и римских зако­нах, так и у классических писателей. Уже самое наименование брака у греков и римлян указывает на эту цель. Matrimonium, то есть matris munus (букв. обязанность материнства), сущность брака указывает в материнстве. Греческое слово gamos; про­исходит от корня gen — рождаться [1]. «Uxorem ne liberorum quaerendorum habes?» («Для рождения ли детей берешь жену?») — спрашивал римский цензор заключившего брак гражданина и только после ут­вердительного ответа признавал его брак как matrimonium justum (брак законный) [2]. Есть свидетель­ство, что уже древнейший полумифический рим­ский законодатель Нума Помпилий видел в детях продолжение существования родителей и главную цель брака [3]. Справедливо поэтому Августин, резю­мируя взгляд римского законодательства на брак, говорит: «По принятым для брачных документов формам брак бывает для рождения детей» [4]. О детях как продолжателях культа упоминалось и в самой священной формуле заключения брака [5].

Существовал такой взгляд и у греков. Грек всту­пал в брак ради законных детей [6]. «Гетер мы имеем для развлечения, конкубин — для телесного наслаж­дения, а жен мы имеем, чтобы иметь законных де­тей и хранительниц дома», — говорит Демосфен [7], а Платон в своих «Законах» дает этой мысли широкую философскую постановку, видя в браке как бы про­должение борьбы за существование человека и пос­ле смерти, и выражает эту мысль в красивом обра­зе факела жизни, который из рук в руки передает­ся одним поколением другому [8]. Через много столе­тий повторяет эту мысль великий византийский за­конодатель Юстиниан в одной из своих новелл: «Брак настолько честен, что он как бы искусствен­но вводит бессмертие в род человеческий, и благо­даря рождению детей поколения остаются обновлен­ными» [9]. А позднее эту мысль повторил в своей новелле другой крупный византийский законодатель - Лев Философ [10]. Воззрение на потомство, как глав­ную цель брака, отражалось и на частных пунктах брачного законодательства древности в виде обяза­тельности, как брака, так и развода в случае беспло­дия жены, и в виде закона о левирате.

Если цель брака — дети, а дети нужны для защи­ты отечества и продолжения культа, то брак явля­ется уже не делом свободы, а религиозной и граж­данской обязанностью, нарушение которой карает­ся законами. И вот, как в Греции, так и в Риме мы находим целый ряд законов, карающих безбрачие [11] Последним из таких законов был знаменитый lex Julia et Papia Poppea, который так возмущал Тертуллиана [12] и был отменен Септимием Севером (193— 211). Бездетного Епаминонда укоряли за то, что он плохо позаботился об отечестве [13].

С другой стороны, если цель брака дети, то где нет надежды иметь детей, там нет и брака, и пото­му бесплодие жены было одним, а иногда и един­ственным из поводов к разводу.

Римский историк Геллий в своих Анналах сооб­щает, что в древнем Риме вследствие строгости нра­вов в течение нескольких веков не было ни одного случая развода и первым развелся с женой патри­ций Карвилий Руга вследствие ее бесплодия. Он го­рячо любил свою жену, но счел долгом развестись с ней, так как его клятвенное брачное обещание гласило, что он женится для того, чтобы иметь де­тей [14]. То же рассказывает Геродот о двух спартан­ских царях [15]. Дигесты упоминают, что развод часто происходит из-за бесплодия жены [16]. По законам Ману в Индии развод с бесплодной женой по ис­течении восьми лет был обязателен [17].

Чтобы обеспечить мужу потомство, древние зако­ны не останавливались даже перед такими, по-види­мому, непреодолимыми препятствиями, как бесплодие самого мужа и даже его смерть. В таком случае при­бегали к фикции левирата. Отец или брат бесплод­ного или умершего мужа брал его жену, и потомство от этого сожития считалось потомством мужа. Так было в Индии [18], так было и у древних греков [19].

Существовал левират и у древних евреев (Втор. 25, 5. Ср.: Мф. 22, 23-32; Мк. 12, 19; Лк. 20, 28). Брак на жене брата был здесь строго воспрещен (Лев. 18, 16, 20, 21. Ср.: Мф. 14, 4; Мк. 6, 18), но когда нужно было дать потомство умершему брату, отказ от такого брака считался бесчестным делом.

Вполне правы были, поэтому древние христиан­ские писатели, полагавшие, что почти все дохрис­тианское человечество видело в потомстве главную цель брака, и объяснявшие существование такого воззрения редкостью населения, родовым характе­ром древнего быта, отсутствием надежды на буду­щую жизнь и т.д. [20]

Подчинялись иногда этому взгляду и христиан­ские писатели [21], чаще на Западе. «Feminis haec (prolis) sola est causa nubendi» («Для женщин это (потомство) есть единственная причина замуже­ства»), — пишет святой Амвросий Медиоланский [22]. В особенности важное значение имел тот факт, что этот взгляд защищал блаженный Августин, юрист по образованию. Например, он утверждает в своих трудах, что причина брака одна, а именно рождение детей и что там, где стремятся, чтобы детей не бы­ло, нет и брака [23].

«Для чего нужна эта помощь» (мужу со стороны жены), — спрашивает он в толковании на Книгу Бы­тия и отвечает: «Кажется всего вероятнее, что для рождения детей». Напечатанные курсивом слова по­казывают, что блаженный Августин далеко не был убежден в справедливости этого учения. Действитель­но, у него встречается и совершенно другое учение о целях брака. Например, творение «De bono conjugali» (главы 3 и 18): он указывает на «святую друж­бу» как главную цель брака [24]. Однако позднейшее схоластическое западное богословие за немногими исключениями стало на точку зрения первой теории. Ее развивает, например, сам корифей схоластическо­го богословия Фома Аквинат. «Proles est essentialissimum in matrimonio» («Наиболее существенно в браке — потомство»), — пишет он. Правда, он знает и другие цели брака — взаимную помощь супругов и избавление от страстности, но эти две цели второ­степенны и объединяются с первой.

«В Священном Писании, — рассуждает «ангель­ский доктор», — говорится, что жена должна была явиться в помощь мужу. Но здесь разумеется помощь не в другом каком деле, как утверждают некоторые, так как во всяком другом деле муж мог бы получить более сильную помощь от другого мужчины, чем от жены, а помощь в рождении детей» [25].

Чрезвычайный авторитет, который имеют оба этих писателя Католической церкви, сделал то, что учение о деторождении как главной цели брака сделалось официальным ее учением [26]. «Matrimonii finis primarius est procreatio atque educatio prolis» («Главная цель бра­ка состоит в рождении, и в особенности, в воспита­нии детей»), — читаем мы в новом официальном ка­ноническом сборнике Римской церкви — Codex juris canonici (С. 1013), а современные католические бо­гословы другие цели брака считают лишь следстви­ем этой главной и, в сущности, единственной цели. Главная цель брака, то есть рождение детей, пишет один из них, настолько существенна, что, если она исключена, брак не может осуществиться. Вся мо­ральная преданность супругов есть не что иное, как средство для этой цели. Кроме этой цели могут быть и другие, второстепенные цели: взаимная помощь и избавление от страстности, но и то и другое лишь следствия главной цели брака— деторождения. Тес­ное единение, которое производит первая и соб­ственная цель брака, имеет своим следствием, что муж и жена должны помогать друг другу и любить друг друга как самих себя [27].

Это воззрение отразилось и в законодательстве некоторых европейских государств. Например, «Ргеussiches Landrecht» гласит: «Die Hauptzweck der Ehe ist die Erzeugung und Erziehung der Kinder» («Главная цель брака есть рождение и воспитание детей») [28].

Близко стоит к этому воззрению так называемая Copula-theorie, по которой главная цель брака— ро­довые сношения. Эту теорию развивает Кант, даю­щий такое определение брака: «Брак есть союз двух лиц разного пола с целью пожизненного взаимно­го пользования их половыми особенностями» [29].

Защищают ее и некоторые католические (напри­мер, Фрейзен) [30] и протестантские (например, Зом) [31] богословы, что вполне естественно, так как зачатие и рождение как чисто физиологические процессы от воли человека не зависят, и потому говорить о потомстве как главной цели брака — это значит, в сущности, защищать Copula-theorie.

У некоторых социологов Copula-theorie на исто­рической почве принимает форму так называемой теории промисквитета, по которой первоначально брак имел форму случайных половых связей между мужчиной и женщиной. Эту теорию защищают, например, Морган [32], Макс Ленен [33], Леббок [34] и др.

Быть может, самую блестящую и убедительную защиту реалистической теории дает Шопенгауэр в своей «Метафизике половой любви».

В половой жизни Шопенгауэр видит борьбу за су­ществование, но не индивидуума, а рода. Большое значение жизни рода в сравнении с жизнью индивидуума заставляет последнего во имя целей рода жерт­вовать своими интересами и даже жизнью, в чем и заключается источник трагического в половой любви.

Наряду с этой реалистической теорией, в исто­рии человеческой мысли столь же устойчива другая, идеалистическая теория, которая видит источник половой жизни, и в частности брака, не в стремле­нии организмов к сохранению своего существова­ния в роде, а в другом, более высоком стремлении органического мира — стремлении к развитию, со­вершенствованию, к полноте бытия. Оба эти основ­ные стремления не только не тождественны, но иногда и противоречат друг другу. В борьбе за су­ществование успевают вовсе не более развитые и совершенные организмы, а те, которые лучше при­способлены к окружающей среде. Наиболее прими­тивные организмы имеют более продолжительное существование в качестве рода.

На севере вымерли мамонты, но остались мхи и лишайники. Уэллс в конце своей фантастической «Машины времени» рисует грустную будущность, че­рез миллионы лет грозящую Земле, когда останутся только примитивные пузыри, плавающие в море при зловещих лучах потухающего медно-красного солнца.

И вот объяснение брака как стремления к совер­шенству, к полноте Бытия мы находим уже на пер­вых страницах Библии, объясняющей творение жены стремлением Адама получить себе восполнение. Эту теорию мы находим и в распространенном почти всюду сказании о творении человека как андрогина. Эту идею находим мы и в древнегреческих брачных обрядах и мистериях, в частности, в наименовании брака «telos» — конец в смысле завершения. «Афиня­не называли брак telos, — пишет Псевдо-Ареопагит, — как заканчивающий человека для жизни» [35]. В древней философии эту идею развил тот же Платон в заимствованном им из мифологии образе первобытного андрогина. Брачная любовь «eros», по Платону, есть epitimia tu olu — влечение к целостности, возвы­шающее человека к изначальному совершенству, ис­целяющее его и делающее блаженным [36].

«Люди еще не уразумели как следует силу Эро­са, — говорит Аристофан в «Пире». — Между богами Эрос — это наилучший друг людей. Он для людей и помощник и целитель, и от его лекарства для чело­вечества настанет величайшее счастье...» Затем, изло­жив миф об андрогине, Аристофан делает вывод:

«Поэтому всякий ищет свою половину, которая ему соответствует...» Причина этого заключается в том, что наша изначальная природа была такова и что мы были целыми. Это стремление и искание целого и называется любовью. И ранее мы были едины, но бог разделил нас из-за неправды. Если мы прими­римся и сдружимся с богом, мы найдем и получим того, кого любили. Эрос, если мы будем богобояз­ненны, сделает нас счастливыми и блаженными, воз­вратив нам прежнюю природу и излечив нас».

В христианскую эпоху, когда реалистическая те­ория завладела Западом, идеалистическая получила господство на Востоке. Особенно подробно разви­вает ее корифей православного богословия святи­тель Иоанн Златоуст в период наибольшего расцве­та своего таланта. «Тот, кто не соединен узами бра­ка, — пишет он, — не представляет собой целого, а лишь половину. Мужчина и женщина не два чело­века, а один человек» [37]. «Свойство любви таково, что любящий и любимый составляют не двух раз­деленных, а одного какого-то человека» [38]. Эта тео­рия включена и в официальные восточные канони­ческие сборники. Эклога 740 года определяет брак как соединение двух лиц в одной плоти, в одном существе. Вместе с Эклогой это определение попало и в славянскую Кормчую [39]. Вальсамон определя­ет брак как «соединение мужа и жены в одно суще­ство, в одного человека с одной душой, но в двух лицах» [40] и делает отсюда вывод в отношении спосо­ба исчисления брачных степеней.

На этой точке зрения стоят и другие многочислен­ные канонические памятники Православной Церкви, усвоившие, как наилучшее, знаменитое Модестиновское определение брака, рассматривающее брак как всестороннее и полное объединение супругов, но вов­се не упоминающее о рождении [41].

Если же иногда мы имеем в православных па­мятниках указание на рождение детей как цель бра­ка, то, во-первых, цель эта не является здесь основ­ной и главной [42], а во-вторых, мы имеем здесь обыч­ное позднее заимствование из памятников запад­ных. Таково, например, определение брака в 50-й (51) главе Кормчей книги [43], точно переведенное из римского катехизиса 1566 г. [44], или в катехизисе мит­рополита Филарета, взятое из Беллярмина [45].

Ту же идеалистическую теорию мы находим у не­мецких философов-идеалистов. Фихте определяет брак как «полное соединение в одно бытие двух лиц разного пола» [46].

Подобное определение находим у Гегеля и Шлей-ермахера. Гегель говорит о субстанциональном сли­янии в браке двух личностей (Personlichkeiten) в одно лицо (Person). Это субстанциальное единство служит основанием для моральных и частно-право­вых последствий брака [47].

О взаимном восполнении как основной цели бра­ка, в котором два лица соединяются в одну волю и даже в одно существо, пишет и Шлейермахер.

Итак, оба взгляда представлены достаточно авто­ритетно на протяжении длинного ряда веков. Какой же из них нужно считать правильным? Вопрос этот имеет не только глубокий философский, но и круп­нейший практический интерес.

Пусть наше поведение не всегда отвечает нашим воззрениям, все же наши воззрения — это тот ком­пас, который определяет общую линию нашего по­ведения, и потому тот или иной взгляд на цель бра­ка всегда так или иначе отражается на нашем мо­рально-практическом отношении к нему и делает его или правильным, или ошибочным, что, в конце кон­цов, отражается на благополучии или неблагополу­чии и всего общества. А затем, как мы уже замети­ли ранее, понятие цели известного правового инсти­тута определяет всю его конструкцию, а потому то или иное решение вопроса о цели брака ведет к та­кому или иному построению всего брачного права и к ряду выводов громадного практического значения. Например, в вопросе о признании наличности брач­ного состояния, числа и характера препятствий к браку, поводов к его уничтожению и разводу и т.д.

К решению этого вопроса мы приступим в сле­дующей, второй главе.
Примечание:


  1   2   3   4   5   6   7   8   9



Похожие:

Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconСвятость брачного союза епископ Виссарион (Нечаев) Публичное чтение [1]
Бракоборцы во времена, ближайшие к апостольским. Американские бракоборческие секты. Бракоборчеπ?тво федосеевцев, нигилистов и социалистов....
Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconРеферат по дисциплине философия по теме: Философия смерти

Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconФизической экономики
Президент мса, профессор, д э н., академик мса, раен, апбоп (Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка), профессор кафедры...
Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconФилософия Севера в компаративистской перспективе
В систематической форме сравнительное описание различий и сходства во всемирном историко-философском процессе осуществляет философская...
Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconЗачем нужна философия? (философия и мировоззрение)
И об этом свидетельствует грозящая нам глобальная катастрофа, как следствие неадекватного использования своей мощи в отношении природы,...
Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconХристианская вера
Перевод на русский язык и публикация данной книги выполнены Фондом «Лютеранское Наследие»
Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconСтенокардия. Антиангинальные препараты. Д. м н., профессор

Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconРешение на заключение брака. Дворянских детей отправляли учиться за границу, так как система образования в России XVII века не могла обеспечить страну специалистами
Неграмотные дворяне не имели разрешение на заключение брака. Дворянских детей отправляли учиться за границу, так как система образования...
Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconГосударственно-правовое регулирование и христианская идея
Несмотря на то, что в последние годы наметилась хрупкая тенденция к укреплению законности и правопорядка, а главное, субъективного...
Профессор С. В. Троицкий Христианская философия брака iconТроицкий собор
История Троицкого монастыря в Астрахани начинается с 1568 года, когда царь Иоанн Грозный, посылая сюда игумена Кирилла, повелевает...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©many.kabobo.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов